OBUCHAJKA ru
» » Форма танкиста своими руками

Форма танкиста своими руками

Категория : Новости

Впереди показался новый источник света; на этот раз отблески были алыми, как закат. Впрочем, это оказался всё же закат. Немного дальше в стене была неровная дыра, в которую я смог увидеть пустынный пейзаж, окрашенный в алый цвет заходящим солнцем. Я высунулся в дыру - и ощутил, что не могу двигаться, а затем мир померк.

Последним, что я видел, были сразу три одинаковых Раковых Вообще ничего не говорите Не воспринимать же всерьез только что увиденный, причем довольно-таки достоверный бред, после просмотра которого, кстати, вполне себе ощутимо побаливает локоть и ноют ребра. Ничего - говорят от ЛСД и грибочков галлюцинации и не такие бывают - а у меня между прочим отравление, причем серьезное. И не факт, что товарищ Раков, однофамильцев ему в одно место, при сборе тех самых грибочков ничего не перепутал.

А то с него станется. Все еще не открывая глаз, я настороженно пошевелил конечностями. Просто в связи с последними воспоминаниями была у меня мысль что очнусь я сейчас в совершенно бесплатной рубашке с длииинными рукавами да еще вдобавок и привязанный покрепче, чтобы не дергался. Например громадной чугунной станины или толстого листа пока что еще не разрезанной стали. Нет - может быть, конечно, стены и оббиты чем-нибудь мягким, но судя по консистенции пола, об который можно разбить при желании не один десяток горячих голов, все же не психушка.

И именно поэтому открывать глаза и смотреть на окружающую меня действительность жутко как не хотелось. Нет - если там те две красотки, особенно та с офигенной грудью - то это еще хорошо. Да черт с ним - и та тифлинга тоже вполне себе ничего, ну во всяком случае то что было доступно моему взору сквозь укутывающий ее туман выглядело вполне себе ничего А если там Раков?

Да ладно, фиг с ним, с этим обожравшимся грибами коммерсантом, а если мой неокрепший мозг вконец заклинит и там толпа Валерий Семёнычей? Моего декана и одного-то на весь институт было много, а если его размножить, то вообще никакая психика не выдержит. Так что ну его нафиг. Ну холодно немного, ну поддувает - но глаза все равно не открою - лучше подожду пока не откачают или само не отпустит.

Я приоткрыл один глаз. В белом халате, с журналом "Лиза" в руке Глаза красивые, ярко-зелёные, чуть ли не светятся. И она свободной рукой достала из-за спины здоровенный шприц, не меньше полуметра в длину. Она хихикнула, и изображение поплыло; шприц и журнал растаяли, белые больничные стены сменились обстановкой, навевающей мысли о лаборатории безумного учёного, а белый халат медсестры превратился в серый костюм из непонятного материала; только сама "медсестра" не изменилась.

Я лежал на массивной тумбе у одной из стен, накрытый белой простынёй; с последними словами она одним движением сорвала простыню. Под которой, как я ощущал, ничего не было И мои ощущения оказались верными.

Стопроцентная реакция нормального парня на такие вот действия, произведенные незнакомой девушкой, состоит в том чтобы прикрыть самое ценное. А потом высказать вслух некоторые комментарии о происходящем: Нет, я понимаю что грибочки были крайне нажористые и отпустит меня не скоро, но чтобы собственная галлюцинация меня раздевала - ну это уже черезчур.

Хотя если вспомнить одного старого деда В общем, все это должно что-то обозначать и символизировать. Или к громадным шприцам? Задумавшись о степени своей порочности и сделав вывод что хуже уже не будет, да и кого тут стесняться, я опустил руки и попытался привести себя в более или менее вертикальное положение. Меня тут же придавило к тумбе чем-то невидимым. Она передёрнула плечами, и верхняя часть её одеяния рассыпалась серой пылью, обнажив белую кожу рук, плеч и части живота.

Девушка щёлкнула пальцами, и меня припечатало. Вокруг рук и ног внезамно сомкнулись захваты, а сверху, с потолка, на меня опустилась этакая крышка саркофага. Несколько минут меня щекотало, покалывало и сдавливало в разных местах; затем всё это прекратилось, и осталась только темнота. Нет, всё-таки странные у меня глюки И, что главное, слишком чёткие и детализированые.



своими руками танкиста форма


Однако прежде чем я успел додумать эту мысль, во тьме "саркофага" загорелся синий огонёк, затем сменившийся красным, и крышка начала подниматься - Та-ак Тумба же, на которой я лежал, принялась опускаться, погружаясь в пол. Где-то на стенах загорелись красные огни, и девушка встала; больше я ничего увидеть не успел - тумба опустилась слишком глубоко.

Несколько секунд - я и оказался в металлическом кубе ещё меньшего размера, чем предыдущая "микроволновка"; дыра в потолке закрылась, и захваты на руках и ногах освободили меня. Со щелчком в тумбе сбоку открылась ниша; я наконец смог встать, и, заглянув туда, обнаружил "больничный" халат. Тапок или хотя бы штанов мне, видимо, не полагалось, но пол был достаточно тёплым - вот, к слову, одна из странностей слишком подробного глюка.

Прежде чем я успел осмотреться, помещение вздрогнуло. Кажется, одна из стен даже искривилась А в другой появилась щель.


Детские железные дороги

Сумев просунуть в щель пальцы, я изо всех сил потянул. По пальцам мышеловкой никогда не попадало? Вот примерно такие же ощущения, когда спружинивший край панели, уже было приоткрывший мне путь к долгожданной свободе, со всего размаху приложил по фалангам моих грабалок, сунутых дурной головой туда куда не нужно. И именно в этот момент, выплясывая заразительную ирландскую джигу, неразборчиво мыча забитым пальцами ртом, заполненным непередаваемым металлическим вкусом свежей крови, я наконец-то ощутил Нет - даже не так Я принял окружающее как единственную и неповторимую действительность, волею богов, демонов или этих озверевших ангелов свалившуюся на мою дурную голову.

Не сказать что все вокруг засияло какими-то особыми цветами, как это любят описывать в книгах, и не было звуков фанфар или пошлой барабанной дроби. Ничего этого небыло, просто смутные подозрения исподволь накапливающиеся за границей моего сознания вдруг резко обрели плоть и вполне себе вкусную кровь.

Ведь именно таким и надо быть чтобы устроить В голове проскочили недавние воспоминания, и я, к своему стыду и удивлению, покраснел. И не надо мне тут устраивать лекции про супермачо и презрительное отношение к противоположному полу. Меня, знаете ли, растили в обычной семье советских инженеров, и некий пиитет к девушкам и чувство такта, несмотря на нелегкую жизнь одинокого студента, еще остались.

Только с небольшим уточнением - желательно по почте, желательно по электронной и с анонимного адреса, сидя в своей уютной хотя и немного неприбранной квартире. В двери что-то хрустнуло, и она рывком открылась, обнаружив за собой тёмный коридор. В котором я, впрочем, неплохо видел В памяти всплыло слово "подопытный", окрашенное нерадужными тонами. Ладно, не буду пока об этом думать - нужно выбираться Стены снова вздрогнули, и я практически выпал в коридор.

Ровный, он тянулся в обе стороны, заканчиваясь поворотами - направо слева и налево справа - без каких-либо дверей, ламп или чего-то подобного. Впрочем, дверь в моей камере тоже не была видна, так что стоит проверить.

Ответа не было; впрочем, стены могут быть звуконепроницаемыми. Ладно, терять время бесмыссленно Н-да, не всем пленникам досталась спартанская обстановка Я хмыкнул, глядя сквозь прозрачную стену за поворотом в ещё одну камеру. В сравнительно обширной камере, снабжённой кое-какой мебелью, находились две девушки, которых я уже видел раньше. С другой стороны, за ещё одной прозрачной стеной, её спутница в таком же одеянии присела в углу и прощупывала стену.

Обе девушки резко повернулись ко мне. Вы когда-нибудь вскакивали с диким криком, вырываясь из щупальцев дикого кошмара, покрытые кажущимся холодным потом? Ловили сухим сорванным горлом первые глотки влажного и вдруг ставшего густым как кисель воздуха, наполненного предрассветным напряжением? В тот самый момент, когда ночь только-только готовится уступить свои права робким лучам предрассветного зарева, вы кричали от охватившего вас ужаса?

Какие-то инопланетяне, выстрелы, космические корабли, бабушкино наследство Яркие картины, заполонившие мой разум, были такими сочными, такими достоверными, что будь я способен переложить их на бумагу, любое издательство с руками бы оторвало эту несомненно интересную заготовку для фантастического романа. Кошмар был очень подробный, и как всегда в таких случаях все никак не хотел уходить, заставляя сердце биться как сумасшедшее, отдаваясь гулом в ушах и чуть ли не выпрыгивая из груди.

В попытке наконец-то избавиться от охватившей тело предательской слабости и дрожи я глубоко вздохнул и забился в удушающем кашле в тот самый момент, когда под влиянием явно внешней силы дверь кухни слетела с петель и с грохотом ударилась в холодильник. Сквозь застилающие глаза слезы и пароксизм кашля, буквально выворачивающего легкие я увидел на пороге кухни две фигуры Кажется, я ещё не проснулся.

Сребровласка ткнула меня заострённым ногтём; я отдёрнулся. Это всё-таки не сон?.. Этот абориген нам нужен живым. Вторая девушка, рыжая и хмурая, неохотно приблизилась.

Если всё это происходит на самом деле, то её зовут принцесса Кальне. А сейчас, когда сонливость рассеивалась, в реальности происходящего сомневаться уже не приходилось. Второй раз я так не ошибусь Принцесса протянула сребровласой - Лайне - похожий на смартфон прибор; я же стал вспоминать вчерашние события, дабы понять, что, как и к чему.

Ну, полёт на матерящейся ядерной ракете - это точно сон, а вот остальное Продажа домика, подземелье, дверь, принцесса, прогулка по покорёженому космическому кораблю, роботы-Раковы Как ни фантастично, но всё это определённо было на самом деле.

Однако каким образом мы пришли к текущей ситуации?.. Я снова напряг память. Начальной точклй была встреча с этой парочкой, сидящей в камерах экспериментаторши Словно в подтверждение моих слов, помещение снова вздрогнуло. Сребровласка снова хмыкнула, а вот её соседка продолжала молчать, и даже отвернулась. Лучше скажите, могу я вас отсюда выпустить? Кем бы они ни были, в моём положении союзники пригодятся, чтобы отсюда сбежать. Тем более, привлекательные союзницы, которые определённо понимают в происходящем больше, чем я.

Она постучала пальцем по прозрачной стене; я приблизился. Девушка принялась ощупывать преграду, время от времени постукивая по ней недлинными, но заострёнными ногтями. Наконец её руки замерли на одном месте. Девушка в соседней камере фыркнула. Ты ожидаешь, что он разобьёт его ру В этот момент моя рука, на которую я, чтобы защитить кулак, натянул рукав балахона, врезалась в прозрачный "бронепласт".

Сребровласка успела отпрыгнуть, приседая и поворачиваясь спиной, и прозрачная стена взорвалась осколками. Она повернулась ко мне. Вот сюда, не спутай место Она постучала ногтём, указывая точку, и отошла.

Я снова врезал кулаком по бронепласту. Вопреки ожиданиям, преграда поддалась даже легче, чем в первый раз; и вместо того, чтобы разлететься на осколки, большая её часть превратилась в мелкую пыль И вернёмся к цивилизации.

Принцесса умолкла, но продолжала сверкать зелёными очами. Хотя сейчас и не до того. Но для начала было бы неплохо вернуть наши вещи Им придется по вкусу иметь среди аксессуаров лужайки, животных, фермы, остановки, деревья и т. Эти мелочи помогают развивать пространственное мышление. Для более старшего возраста подойдет железная дорога, которая достаточно реалистична. Возможно стоит рассмотреть радиоуправляемый вариант или вариант на батарейках. Такая дорога увлечет не только ребенка, но и любого взрослого человека как в качестве игры, так и в качестве коллекционирования.

Везде он был в центре внимания. Не успеешь прийти с папой в незнакомое общество, как вскоре около него компания, шутки, смех. Услышав веселье, со всех сторон к его компании присоединяются другие. И вот уже все бурно смеются. Многие пользовались его добротой, многие его обманывали. А я думаю, дай перейду на другую сторону от греха подальший.

Он не оддась, ето дело пиши пропало Это прозвище дядя Сеня получил за скупость, за то, что много и жадно ел. Мы с мамой смеялись до слез, когда за столом папа показывал Удава во время обеда: Мамыньки родныи, не вспеишь у сторону голову отвесть — на столе вже ничёгинька нема! Тока блысь — и кругом чисто! А что его зовут Семен, все забыли, даже его жена.

Она жаловалась маме, что его трудно прокормить: Папа многим давал свои прозвища. На закуску любил больше всего паштет и называл его любовно — паштетик: А для меня паштетик будет? Такой увесь мякенький, прямо як баба Ну, давай, Паштетик, садися чуковней Но дядя Шура был хороший и добрый человек. Давайте — за честь, за дружбу! Многие запомнили этот тост и Марка Гавриловича Какие бы витиеватые и остроумные спичи ни произносились за столом, папа всегда терпеливо дожидался конца, а потом вежливо заключал оратора: Когда папочке было уже семьдесят лет, он жил в Москве.

У него и здесь были друзья-пенсионеры. Они тоже имели прозвища. Папа его прозвал так за крепкое сложение, да к тому же тот всю жизнь проработал на чугунолитейное заводе. Во время войны был в партизанском отряде. Они боялись маму и потому не звонили, чтобы не причинять беспокойства.

А когда мама открывала им, они испуганно и ласково спрашивали ее: Передайте, что мы его ждем в садике Самые яркие мои впечатления детства — папины сказки. I Придя с работы домой, папа снимал свой баян с плеч, ставил его на стул и шел мыться.


Пользователям

Мама шла по длинному коридору на коммунальную кухню готовить ужин. А я вся тряслась в ожидании, когда же папа скажет: Одновременно с вопросом происходила отрепетированная мизансцена: А я торопливо усаживалась ему на грудь, чтобы тут же бодро сказать: Папа знал три сказки. Но они всегда были новыми.

А третий сюжет был самый волнующий. Тут — что хотел, то и говорил! Заворачивал в любую сторону. Сюжет про бедную девочку, которую выгнали из дома. При помощи волшебных сил она скоро становится большой, богатой и красивой.





И вот пришло время выбирать себе жениха. Этого момента я ждала, аж дух замирал! По-папиному, все женихи должны были выстроиться в длинный ряд и ждать, кому же принцесса-красавица отдаст предпочтение. И никого ни хочить обидеть Глаза у землю опускаить и говорить: Усе у драгоценных каменнях. И выбрала она себе, дочурочка, высокага, чернявага молодого орла! Глаза блестять, як у цЫгана, нос горбом, зубы, як мел, вусы, як у Будённага А он ей и отвечаить: Буду служить тебе верую и правдую!

Это папа с детства нарисовал мне идеальный портрет героя. Он и не представлял тогда, сколько ошибок и разочарований предстояло мне испытать впоследствии. Папа делал все, чтобы я его любила больше, чем маму. Мы з мамую у санатории работали, под Чугуевым.

Да-а, иду я вокурат з работы Смотрю, ах, ты ж мамыньки мои родныи! Стоить моя дочурка коло заборчика, як сиротка, одна Тебе ще тока десять месяцев було. Она тебя и прихилила до заборчика Уходи у лес з глаз долов! Увидев свою дочурочку, узяв на руки и горька заплакав, что мою клюкувку, мою богиньку так родная мать обижаить Чуть ребенка з дому не выгнула Мы с папой принимались плакать вместе. Входила с ужином мама. Тут же понимала, про что шла речь.

А я, прижавшись к своему защитнику, холодно смотрела на нее. Я представляла, как она меня, такую маленькую и беззащитную, прогоняла в лес Ведь это была шутка! Ты ведь сам предложил: А теперь ребенка настраиваешь против меня.

Обязательно тебе нужно быть лучше всех. С папой надо было уметь подбирать слова. Но в тех случаях, когда его так открыто разоблачали, он смеялся добродушно и тут же переводил разговор на другую тему. Глянь, як дочурочка реагируить Я плачу, она враз плачить, борода подбородок трусится Ну вокурат, як в меня. Я смеюся, и моя дочурочка тут тебе влыбается. Не, Лёль, актрисую будить! Люся девочка неглупая, но она некрасивая. Подумаешь, плачет и смеется! Кто это не умеет? Тут моя неприязнь к маме вырастала с невероятной силой.

А то щас встану Маму тут же как ветром сдувало. Во с кем, дочурочка, я живу! Сама ничёгинька не вмеить Иголку, и ту у руках держать не вмеить Я ей профессию у руки дав, на дорогу жизни вывив.

У-ух, якой неблагадарный человек Во невкюддя, чистая адбайла Оказывается, в шахте так называли отбитую породу, которая за ненужностью выбрасывается. Успомнишь, что говорил Марк. Дай мне господь-бох дожить до етага! Тока штоб фамилию не зменила, штоб усе знали: Мы лежали с мамой.

Есть совсем не хотелось Почему я должна сменить фамилию? У меня всегда будет папина фамилия Я так близко слышала папин голос Интересно, о чем сейчас думала мама? Ночью спишь, а утром надо было начинать жить. Колонки в городе замерзли. Воду брали прямо из проруби в нашей речке Лопань. Принести воду была моя задача. А мама доставала топливо. Она шла в сад Шевченко, рубила сучья, ветки, сухие корни.

Корней было много от вырванных взрывами деревьев. Из разрушенных домов люди выносили все, что горит. Никому не нужными оставались на земле причудливые бронзовые люстры, мраморные головки, большие фарфоровые вазы За полбуханки черного хлеба на базаре можно было выменять золотые часы.

Такие вещи за бесценок отдавали люди, не сумевшие приспособиться к жестокому времени.


Все товары, по тегам

Когда уже нечего было продавать, они тихо умирали в нетопленых квартирах. У нас в доме, на втором этаже, жила старенькая женщина с дочкой или внучкой, не знаю. Девушку немцы угнали в Германию. Ей было лет восемнадцать. Я помню,что мама долгое время боялась выходить на улицу. Когда она выходила, то надвигала платок на лоб и лицо пачкала сажей.

Эта старушка заболела и умерла. Мама говорила, что она ее часто видела на базаре. Та продавала дорогие вещи. Когда старушку похоронили, ее квартира оказалась совсем пустой. Даже книги все вынесли — на растопку. Процветали грубые и крепкие. Они приняли железную логику — или ты, или тебя.. Эти люди как будто вынырнули из-под земли. Одни работали у немцев. Другие открывали лавочки, кафе.

А самые страшные стали полицаями. Их боялись больше, чем немцев. Этот день не забыть никому из нас. Раненые не обращали внимания ни на врачей, ни на медсестер, ни на собственные раны — прыгали, плясали, обнимали друг друга. Уложив на простынь, меня подтащили к окну, чтобы показать, как после подписания капитуляции выходит маршал Жуков. Позже вывели Кейтеля с его понурой свитой. В Москву вернулся летом года. Долго не решался войти в свой дом на Беговой улице Я не писал маме более двух лет, опасаясь, что она заберет меня с фронта.

Ничего так не боялся, как этой встречи с ней. Понимал, сколько горя принес я ей!.. Вошел бесшумно, как научили меня ходить в разведке. Но материнская интуиция оказалась тоньше — она резко обернулась, вскинула голову и долго-долго, не отрываясь, смотрела на меня, на мою гимнастерку, награды Через много лет я побывал на том месте, где был взорван мост, разыскал сторожку на берегу. Она вся разрушена — одни развалины.

Прошелся вокруг, осмотрел новый мост. Ничто не напоминало о страшной трагедии, разыгравшейся здесь в годы войны. Из книги Хорькова Гелия Ивановича "Морские были": Тринадцатилетний капитан К сентябрю года, когда наши войска готовились к разгрому противника на Таманском полуострове, гитлеровцы создали в районе Новороссийска мощный оборонительный рубеж, получивший название Голубая линия.

Фашисты считали его неприступным. Вот тогда-то и родился у командования й армией и Черноморским флотом замысел высадки морского десанта в самый центр вражеской обороны — Новороссийский порт. В то время развалины города и побережье вокруг Цемесской бухты представляли собой сплошной укрепленный район. Подходы к порту простреливались многослойным артиллерийским и минометным огнем, берег был опоясан проволочными заграждениями и защищен минными полями.

Поэтому необходимо было ворваться внутрь порта и высадить десантников прямо на полуразрушенные молы и причалы, хотя и на них противник установил многочисленные, хорошо защищенные огневые точки.

Первый бросок десанта, перед которым ставилась задача захватить участки высадки для основных сил и уничтожить вблизи них огневые точки и заграждения, было решено провести с торпедных катеров, как наиболее быстроходных и способных на большой скорости преодолеть простреливаемые участки.

Одним из таких катеров был и ТКА, которым командовал лейтенант А. В экипаже этого катера был тринадцатилетний юнга В. К этому времени он уже неплохо изучил устройство катера, подготовку к работе и запуск моторов. В море его брали только в тех случаях, когда катер выполнял относительно безопасные задания. Сейчас же катеру предстояло идти на серьезное и опасное дело. Потому, как ни просил юнга командира взять его в поход, Черцов категорически отказал ему.

В ночь на 11 сентября ТКА вместе с другими катерами ворвался в захваченную врагом бухту. Под шквальным огнем он выстрелил торпеды по расположенным на причале огневым точкам. Мощным взрывом некоторые из них были буквально сметены в воду. По оставшимся в живых гитлеровцам бил из пулемета боцман катера старшина 2-й статьи И. И хотя над катером свистели пули и осколки снарядов, Черцов уверенно подошел к намеченному месту и высадил десантников первого броска.

Увидев, что они начали продвигаться в глубь порта, он развернул катер и, как это было предусмотрено планом, полным ходом вышел из бухты и помчался в Геленджик за второй партией десанта. Приняв на борт двадцать пять человек и погрузив несколько десятков ящиков с патронами и гранатами, командир повел катер обратно.

Когда ТКА подошел к порту, начало светать. К тому же противник подтянул к порту артиллерию, минометы и их огнем создал почти сплошную огневую завесу. Не мешкая, бросая катер из стороны в сторону, меняя скорость, Черцов пошел на прорыв.

И почти сразу в катер попал снаряд, осколками которого вывело из строя один мотор.



Форма танкиста своими руками видеоматериалы




И в это время командир увидел юнгу. Оказалось, что, когда катер принимал вторую группу десантников, Валерий вместе с ними проскользнул на корабль. Ощутив удар снаряда по катеру и снижение скорости, он оставил свое убежище, в котором просидел все время перехода из Геленджика. Перекрикивая грохот стрельбы и рев работающего на предельных оборотах второго мотора, Черцов приказал юнге спуститься в моторный отсек и передал туда, чтобы его посадили на палубу между моторами.

Это было сейчас наиболее безопасное место. Катер уже входил в порт, когда по его корпусу застучали осколки разорвавшихся рядом снарядов. На этот раз появились раненые. Безжизненно повис на ограждении турели пулемета боцман Панин, упал, зажимая рану рукой, стоявший в рубке рядом с командиром механик катера главный старшина Н. Через мгновение обмяк и навалился на штурвал раненый Черцов. Начали падать обороты работавшего мотора. Снова рядом с бортом взорвалось несколько мин, выпущенных из многоствольного миномета.

Катер безжизненно закачался на расходящихся от взрывов волнах, продолжая медленно по инерции двигаться к защитному молу. Прошла минута, две или пять?..

И вдруг он услышал из открытого в моторный отсек люка мальчишеский голос: Раздался хлопок из выхлопной трубы, и катер задрожал от работы мотора. Катер понемногу набирал ход. Вскоре он ударился обо что-то днищем и остановился. Десантники спрыгнули в воду и, поднимая над головами автоматы, ящики с патронами и гранатами, двинулись к берегу. А в это время мотористы матросы Н. Шаманский, стоя по колено в воде, заделывали пробоины в моторном отсеке.

Когда на катере не осталось ни одного десантника, Черцов дал задний ход. Облегченный катер сошел с мели. Черцов развернул его, стремясь скорее отойти от берега. В это время рядом с катером раздался взрыв, Черцова сильно ударило в спину, и он упал рядом со штурвалом, потеряв сознание.

Повинуясь переложенному при падении командира рулю, катер начал описывать циркуляцию, а вокруг него вставали всплески от взрывов снарядов и мин, прорезали воздух пули, посвистывали осколки. Чувствуя неладное, раненый Кузнецов, борясь с поступавшей в моторный отсек водой, крикнул Лялину: Валерий выбрался из моторного отсека, перебрался через искореженную взрывами обшивку ограждения и втиснулся в рубку. Здесь он увидел лежащих в крови командира катера и механика. Юнга потянулся к штурвалу.

Встав на ящик с боцманским имуществом, он увидел в ветровое стекло и защитный мол, от которого они только что отошли, и освещаемую взрывами и прожекторами бухту, и всполохи стрельбы на берегу.

Увидел развороченный взрывом нос катера и молчавшие пулеметы. Валерий сжал обеими руками штурвал и, напрягаясь всем телом, начал его вращать, стремясь прекратить циркуляцию и лечь на курс в море. Полузалитый водой катер с трудом подчинялся детским рукам. И все же юнге удалось увести катер от берега. В море качка усилилась. Через пробоину в носу захлестывала вода.

В носовой отсек бросился радист матрос В. Полич, стремясь хоть чем-то заделать пробоину. Но вода продолжала заливать катер. Все тяжелее, с надрывами работал мотор, постепенно падали его обороты.

Руки Валерия дрожали от усталости. Управлять катером становилось все труднее.





Когда впереди показался мыс, за которым был вход в Геленджикскую бухту, из моторного отсека высунулся Кузнецов и хрипло выдохнул: Лялин и сам чувствовал, что катер все глубже садится в воду, что вот-вот он может пойти ко дну.

И он направил его к ближайшему мыску. Мотор остановился, когда берег был совсем рядом. Через несколько минут волнами прибоя катер выбросило на каменистую отмель. В рубку протиснулся Полич и со словами "Ну все, кажется, дошли! Из моторного отсека вылез Шаманский, помогая выбраться на палубу Кузнецову. Оставив штурвал, Валерий стал трясти за плечи Черцова. Увидев юнгу, Черцов попытался улыбнуться и тихо произнес: Вместе с отцом Шли последние недели обороны Севастополя в июне года.

В те дни в осажденный город пробивались только одиночные боевые корабли. Вместе с ним на корабле юнгой плавал и его сын Володя, еще не достигший призывного возраста. По боевому расписанию он был одним из номеров расчета зенитного пулемета, расположенного на крыле ходового мостика. Накануне у Володи поднялась температура, и корабельный врач прописал ему постельный режим. А так как Володя не входил в штат экипажа корабля, а в Новороссийске жила его мать, врач отправил его лечиться домой.

Утром Володя вспомнил, что забыл сказать напарнику по расчету, куда положил одну из запасных деталей пулемета, которая могла понадобиться в бою. Вскочив с постели, он побежал на корабль. Моряки эсминца понимали, что этот поход мог быть последним, так как пробиваться в Севастополь с каждым днем становилось все труднее. Некоторые из них оставляли на берегу письма и памятные вещи с просьбой переслать их родным, если эсминец из похода не вернется.

Услышав об этом, Володя решил остаться на корабле. Когда перед выходом прозвучал сигнал сниматься со швартовов и отец поднялся на ходовой мостик, он увидел Володю. Быстро беги домой, мать волнуется, — строго сказал он сыну. Если я уйду, то все поверят в это Никто не знает, что подумал в тот момент отец, но он подошел к сыну, обнял его, потрепал по волосам, а потом, легонько оттолкнув, занял свое место у машинного телеграфа и приказал отдавать швартовы.

Володя, как всегда, встал у своего пулемета Одна атака сменялась другой. Зенитчики эсминца сбили два самолета, но одна из бомб попала в корабль. Володя не отходит от пулемета. Огненные трассы тянутся то к одному, то к другому вражескому стервятнику. Не снимает рук с машинных телеграфов отец. Корабль то несется вперед, рассекая грудью лазурную поверхность моря, то, сотрясая корму грохотом винтов, останавливается. Еще одна бомба попала в корабль, несколько других взорвались рядом с бортом.

Его корма начала медленно уходить под воду. По приказу командира корабль покидали сначала пехотинцы, затем члены экипажа. Люди прыгали в воду и старались быстрее отплыть от тонувшего корабля. Над ними с ревом носились вражеские самолеты. А с кренящегося корабля по самолетам били пушки и пулеметы, стремясь прикрыть людей от атак с воздуха.


Разновидность форменной одежды

До последней секунды бил пулемет и с крыла ходового мостика, а у телеграфов уже замолчавших машин неподвижно стоял командир. Капитан 3 ранга П. Буряк и его сын Володя погибли, не покинув своего боевого поста Моряки Днепровской флотилии вместе с войсками фронта вели бои на берегах Днепра, Десны, небольшой речушки Пины, недалеко от устья которой расположен город Пинск.

В состав бронекатеров флотилии входил и БКА, на котором юнгой плавал четырнадцатилетний Олег Ольховский. Его отец, старший лейтенант П. Ольховский, служил механиком отряда катеров. В ночь на 12 июля года группа бронекатеров скрытно поднялась вверх по реке, пересекла линию фронта и, неожиданно появившись в районе Пинского порта, высадила десант моряков. Десантники с боем начали продвигаться к городу, а катера поддерживали их артиллерийским и пулеметным огнем.

Враг подтянул к берегу артиллерию. Все чаще снаряды стали рваться рядом с бронекатерами. От попадания одного из них на БКА вспыхнул пожар. Тяжело был ранен командир бронекатера лейтенант И.

Командование катером принял старший лейтенант П. Через несколько минут осколком очередного разорвавшегося рядом с катером снаряда был убит рулевой. Ольховский сам встал за штурвал и начал выводить катер из зоны обстрела вражеских орудий.

Снова раздался грохот взрыва. На этот раз снаряд попал в артиллерийскую башню. Через несколько секунд был смертельно ранен в грудь П. Его сын, находившийся до этого в машинном отделении, по непонятному поведению катера почувствовал неладное и пробрался в рубку. Здесь он и увидел лежавшего на палубе отца. Тот был уже мертв Из развороченной артиллерийским снарядом башни шел легкий дымок. Молчал зенитный пулемет — убитый пулеметчик лежал рядом. Никого не было видно и в турели.

Вероятно, фашисты решили, что на катере не осталось живых, и прекратили по нему огонь. И вдруг ожил турельный спаренный пулемет. Это Олег Ольховский длинными очередями расстреливал выскакивавших на берег гитлеровцев. Враг вновь начал обстреливать катер из артиллерийских орудий и пулеметов, опять запели над его палубой осколки.

Один за другим вонзались снаряды и пули в катер. В нескольких местах вспыхнуло пламя. Тушить его было некому. Качаясь на волнах, поднимаемых взрывами, БКА медленно приближался к берегу, занятому фашистами. А пулемет стрелял и стрелял Стрелял до тех пор, пока один из снарядов не попал в турель Суворовские военные училища В году согласно постановлению Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП б "О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобождённых от немецкой оккупации" стали формироваться государственные образовательные учреждения среднего полного общего образования с дополнительными программами по военной подготовке.

В постановлении говорилось, что училища создаются "для устройства, обучения и воспитания детей воинов Красной Армии, партизан Отечественной войны, а также детей советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецких оккупантов…" Это было одним из проявлений отеческой заботы партии и правительства о детях славных защитников Советской страны.

В честь великого русского полководца генералиссимуса А. Суворов вошел в историю и боевую летопись нашего Отечества как гениальный военный мыслитель и великий полководец, снискавший себе славу непобедимого. Присвоение этого имени училищам означало, что в них должны воспитываться юноши, призванные наследовать славные боевые традиции своих героических отцов, которые на полях сражений Великой Отечественной войны по-суворовски били врага. Было использовано многое не только из структуры кадетских корпусов, учебных программ включая обучение воспитанников бальным танцам, правилам офицерского этикета , методики преподавания, но и из многовековых традиций, в том числе — форма одежды.

Эти училища, со сроком обучения 7 лет и закрытым пансионом, имели целью подготовить воспитанников к будущей военной службе в офицерском звании и дать им общее среднее образование.

Подготовленный слой мастики следует аккуратно расположить на бисквите. Осторожно прижимая покрытие, постепенно разгладить небольшие складочки, двигаясь сверху вниз. Лишнюю мастику следует обрезать ножом. Следующий шаг — изготовление гусениц. Раскатать и вырезать из пасты две неширокие полоски. Длина их должна быть достаточной для того, чтобы сделать завороты под корпус танка с передней и задней стороны.

Чтобы произвести впечатление, приготовив торт для мальчика, танк нужно сделать максимально схожим с реальным объектом.

В этом помогут маленькие элементы, расположенные на поверхности машины. Не стоит вникать в назначение деталей, просто нужно внимательно рассмотреть фото образца и копировать увиденное. Следующим этапом будет изготовление колес для военной машины. В работу вновь идет мастика. Тонким стаканом нужно вырезать десять кружков, и рюмкой еще столько же. Таким образом, на каждую из сторон придется по пять больших и маленьких колес.


Скачать

Дата выпуска: 2004
Поддерживаемые Операционки: Windows Vista, 8.1,10,
Язык интерфейса: Ru En
Вес : 9.66 Мегабайт




Комментарии

Ник:


Почта:




  • © 2010-2018
    obuchajka.ru
    Обратная связь | RSS фид | Карта сайта